Одна из тайн Марии Магдалины, любимого ученика Иисуса Христа.

   Удивительное и резонансное исследование провел Рамон К. Хусино, пытаясь доказать, что имя Марии Магдалины и по сей день является наиболее скрываемым, не замечаемым и загадочным в древней истории пришествия Спасителя Иисуса Христа. Мы обязательно вернемся еще к нему, потому что в Исконных Знаниях, принесенных Ригденом Джаппо, также есть упоминание о ней, как самой значимой, эпохальной фигуре в истории "современного" этапа существования человечества на Земле. Налицо "параллели" и очередное утаивание, замешанное на откровенной лжи по версии официальной Церкви.

 

Мария Магдалина - автор Четвёртого Евангелия?

автор Рамон К. Хусино www.beloveddisciple.org

Введение

Мария МагдаленаЭта статья создаёт прецедент, согласно которому авторство Четвёртого Евангелия (Евангелия от Иоанна) в Новом Завете следовало бы отнести Марии Магдалине. Насколько мне известно, ни одна из прежних публикаций не выдвигала доводов в поддержку этой гипотезы. Большинство учёных-исследователей Библии сегодня утверждают, что Четвёртое Евангелие было создано неизвестным последователем Иисуса, который упомянут в тексте Евангелия как любимый ученик Его. В данной работе постулируется то, что в ранней традиции общины Четвёртого Евангелия, «неизвестный» ныне любимый ученик, был известен как Мария Магдалина. Далее утверждается, что Мария Магдалина является истинной основательницей и главным действующим лицом того, что приобрело известность как Иоаннова Община (т.е. Мария Магдалина была одним из первых апостолов-основателей и лидеров ранней Христианской церкви).

Я осознаю, что эта гипотеза может показаться вам очень радикальной и, возможно, неприемлемой. Тем не менее, я полагаю, что это хорошо подкреплено фактами, и в подтверждение этого я почтительно предлагаю следующее. Доказательства, подтверждающие данный тезис, содержат некоторые гностические христианские писания из библиотеки Наг-Хаммади и внутренние свидетельства из текста самого Четвертого Евангелия. Это статья также в значительной степени опирается на исследование Иоанновой Общины, сделанное Раймондом Е. Брауном (самым выдающимся в Америке католическим учёным-исследователем Библии).

Я приложил все усилия к тому, чтобы написать статью так, чтобы она легко воспринималась и была понятна тем, кто не обладает основательными научными познаниями о Библии. Статья написана и посвящена тем, кто принимает любовь Бога, кто любит и уважает Церковь и кто достаточно широк во взглядах для того, чтобы исследовать новые идеи без ощущения страха перед ними. (Список ссылок приводится для вас в конце данной статьи.)

===================

До сего дня Мария Магдалина остаётся наиболее не замечаемой и загадочной фигурой. Спекуляции вокруг её роли в развитии раннего Христианства не новы. На протяжении всей церковной истории она является объектом обсуждения многих не похожих друг на друга теорий и мифов. Такие предположения явились результатом глухого молчания Писаний в адрес этой женщины, которую все четыре Евангелия упоминают как того, кто присутствовал и при распятии Иисуса, и при обнаружении могилы опустевшей на следующее утро Воскресения. Почему же так вышло, что мы практически больше ничего о ней не знаем? Внесла ли она вклад в развитие ранней Церкви, о котором мы не имеем представления?

Вот факт, о котором, похоже, знают немногие люди: нигде в Библии прямо не говорится, что Мария Магдалина была проституткой в какой-либо период её жизни. В своём повествовании о «кающейся грешнице», которая отёрла ноги Иисуса своими волосами, Лука (7:36-50) не называет её имени. Так же не упоминается её имя в качестве той женщины, что была уличена в неверности и спасена Иисусом от побития камнями до смерти (Иоанн 8:1-11). Она в действительности названа как однажды одержимая демоном (Лука 8:2). Несмотря на это, предположение о том, что её греховное прошлое состояло в основном из греха сексуального, является допущением, которое обычно не делается в отношении тех мужчин, которых устанавливают как бывших грешников. Сюзан Хаскинс (Susan Haskins) опубликовала замечательное исследование большинства таких мифов и недоразумений окружающих Марию Магдалину. Её книгу следует прочесть каждому, кто желает приобрести серьёзные знания о Магдалине.

 

Мои тезисы  

Мы начинаем с допущения следующей, хорошо устоявшейся точки зрения: большой позитивный вклад, сделанный женщинами в развитие ранней Церкви, преуменьшался на протяжении всей истории. Клаудиа Сетзер (Claudia Setzer) недавно напомнила нам, что женщины, особенно Мария Магдалина, были важными свидетелями Воскресения Христа. Сетзер (259) утверждает, что заметная роль последовательниц-женщин была ранней и прочно укрепившейся частью традиции, которая быстро стала помехой для лидеров-мужчин устанавливающейся институциональной Церкви. Многие видные учёные приводили довольно убедительные доводы о том, что со стороны мужского руководства имели место согласованные усилия по замалчиванию знаний о любом значительном вкладе, сделанном последовательницами-женщинами.

Данное исследование постулирует предположение о том, что Четвёртое Евангелие, авторство которого когда-то повсюду приписывалось Иоанну из Зебедии, на самом деле принадлежит Марии Магдалине. Кроме того, исследование утверждает, что она была тем самым любимым учеником Четвёртого Евангелия и, следовательно, основателем и руководителем того, что впоследствии стало известно как Иоаннова Община. На самом деле, существует больше свидетельств указывающих на её авторство Четвёртого Евангелия, чем тех, что когда-либо указывали на авторство Иоанна.

Исследование Раймонда Е. Брауна (1979) использовалось как предварительный фундамент для данной статьи. Брауновское же исследование Иоанновой Общины, несомненно, является ни от кого независимым. Большинство теологов сегодня охотно признают его выдающимся в Америке католическим учёным-исследователем Писания. Данная статья не ставит под сомнение какое-либо из брауновских основных утверждений по этой теме. Пожалуй, наоборот, я во многом использовал исследование Брауна, чтобы обосновать гипотезу в данной статье. В попытке установить автора Четвёртого Евангелия, это исследование основывается на брауновском исследовании, поскольку сам Браун этого не делает. Лишь в одном месте он действительно оспаривал то, что авторство Четвёртого Евангелия принадлежит Иоанну из Зебедии (1966: xcviii). Однако с того времени Браун изменил свой взгляд на эту тему, потому что он нашёл незначительные подтверждения для обоснования авторства Иоанна этого Евангелия (1979: 33).

Мария Магдалина называется автором Четвёртого Евангелия в том смысле, в котором классическая древность определяла авторство (Brown 1990: 1051-1052). Автор - это тот, чьи идеи выражает книга, а вовсе не обязательно тот, кто приложил перо к папирусу (Brown 1966: lxxxvii). Согласно Брауну, Четвёртое Евангелие написано неизвестным последователем Иисуса, упомянутом в тексте этого Евангелия как любимый ученик. Этот любимый ученик лично знал Иисуса и был в изначальной группе Иоанновой Общины (Brown 1979: 31). Четвёртое Евангелие было основано на свидетельствах этого ученика (Иоанн 21:24). Браун выделяет несколько фаз в создании Четвёртого Евангелия: 1) первоначальная, до-евангелическая версия, написанная самим любимым учеником; 2) до-евангелическая работа проделанная «евангелистом» или основным писателем; и 3) окончательная версия, написанная редактором после смерти этого любимого ученика (1979:22-23).

Я утверждаю, что вклад Марии Магдалины в написание Четвёртого Евангелия имел место в первой из выделенных Брауном фаз создания, - т.е. в первоначальной до-евангелической версии. Это Евангелие прошло через несколько фаз изменений. Конечным результатом тех изменений стало окончательное сокрытие её роли, как автора этого Евангелия и руководителя их общины

 

 Мария Магдалина, Тайная Вечеря с Иисусом Христом

 

Любимый ученик Четвёртого Евангелия

Перед тем как двигаться дальше, давайте посмотрим что в действительности говорит Четвёртое Евангелие об этом любимом ученике. Евангелие от Иоанна содержит семь мест, которые упоминают любимого безымянного основателя Иоанновой Общины. Места эти следующие: 

  1. (1:35-40) Этот отрывок упоминает «другого ученика», который слушал Иоанна Предтечу и последовал за Иисусом вместе с Андреем, братом Симона Петра. Хотя это место конкретно не говорит, что ученик был любим Иисусом, Браун утверждает, что этот отрывок является упоминанием того самого любимого ученика. Он говорит, что ученик не упоминается как любимый просто потому, что к этому моменту он ещё не был учеником Иисуса (Brown 1979: 33).
  2. (13:23-26) Это место ясно упоминает безымянного ученика, «которого любил Иисус». Этот ученик сидит рядом с Иисусом во время Тайной Вечери. Пётр кивает ему, чтобы тот попросил Иисуса назвать предателя. Ученик спрашивает и Иисус говорит ему, что предателем, конечно же, станет Иуда Искариот.
  3. (18:15-16) После ареста Иисуса другой ученик был допущен с ним во двор первосвященника. Пётр же, напротив, поначалу не был допущен. Только после того, как тот, другой ученик, который был знаком первосвященнику, сказал придвернице, Петра впустили внутрь. Этот ученик не упоминается ясно как любимый ученик. Несмотря на это, Браун утверждает, что в этом отрывке упомянут тот самый ученик, которого любил Иисус (1979: 82).
  4. (19:25-27) Любимый ученик находится у подножия Креста вместе с матерью Иисуса и другими женщинами, включая Марию Магдалину. Иисус говорит любимому ученику, чтобы тот позаботится о его матери. Ученику сказано взять мать Иисуса в свой дом.
  5. (20:1-11) Пётр и ученик, которого любил Иисус, бегут к опустевшему гробу, после того, как Мария Магдалина сказала им, что тело Господа унесли.
  6. (21:7) В этом отрывке несколько учеников после Воскресения Христа отправились рыбачить. Любимый ученик первым заметил, что человек, говоривший с ними, был Иисус. Ученик говорит Петру: «Это Господь!»
  7. (21:20-24) Смерть любимого ученика упоминается в общении между Петром и Воскресшим Христом. В этом месте также утверждается, что Евангелие было написано этим любимым учеником и основано оно на его свидетельствах как очевидца. Глава 21, очевидно, была написана редактором уже после смерти любимого ученика.

Возможно, вы отметите здесь, что в приведённых выше местах из Евангелия от Иоанна, любимый ученик - явно мужчина. А так же, что в 19:25-27 и 20:1-11 любимый ученик и Мария Магдалина одновременно появляются в одних и тех же сценах. Как в свете этого я могу утверждать, что Мария Магдалина является тем самым любимым учеником? Подробный ответ на этот вопрос будет дан ниже. А пока: причина, по которой любимый ученик был в тексте превращён в мужчину, заключалась в том, что этот ученик явно был основателем и главным действующим лицом общины, давшей это Евангелие. В какой-то момент после смерти Иисуса возникающее мужское руководство общины просто стало смущаться тем, что её основателем была женщина. (Помните, что мы имеем дело с отношением мужчин к женщинам 2000-летней давности.) Для того, чтобы присоединить свою общину к «основному потоку», они скрыли некоторые из наиболее радикальных практик, которым на своём примере учил их Иисус, - таких как отношение к каждому с равным уважением и достоинством, включая больных, бедных, униженных, гонимых и женщин. Несомненно, Иисус не возражал против того, чтобы мужчины и женщины делили руководящее положение в лидерстве. Некоторые из его последователей, тем не менее, не были достаточно мужественными для того, чтобы быть настолько принципиальными. Так в случае с Евангелием от Иоанна любимый ученик женского рода вынужден был стать мужчиной. Ниже я конкретизирую только то, как я полагаю, это произошло.

Один факт вполне ясен: по какой-то причине писатель Евангелия от Иоанна хотел сохранить личность любимого ученика в секрете. Ученик этот, очевидно, был чрезвычайно важной фигурой в истории их общины. Так почему же тогда имя этого ученика скрывалось? Было ли это сделано с целью защитить этого ученика от гонений? Вряд ли, - в конечном счёте, этого ученика уже не было в живых, когда был готов окончательный вариант Евангелия от Иоанна (21:20-24). Возможно ли, чтобы автор окончательного варианта забыл имя их любимого основателя? Непохоже. В самом деле, интересная загадка.    

 

Внешнее свидетельство 

Сегодня большинство исследователей Библии, как католики, так и протестанты, утверждают, что Святой Иоанна из Зебедии не является автором Евангелия, носящего его имя. Они приписывают авторство «безымянному» любимому ученику. Таким образом, если свидетельства, указывающие на Иоанна как на автора этого Евангелия, столь неубедительны, как же тогда эта книга стала общеизвестна именно как Евангелие от Иоанна?

Четвёртое Евангелие в начальной стадии было раньше принято «не ортодоксальными», нежели «ортодоксальными» христианами (Brown 1979: 147). Самым древним комментарием Четвёртого Евангелия является тот, что написан гностиком Гераклионом (Heracleon, умер в 180 г. н.э.). Гностики-валентиниане до такой степени признавали Четвертое Евангелие, что Ириней Лионский (Irenaeus, умер ок.202) вынужден бы опровергать их экзегезу. Браун справедливо отмечает взаимосвязь между Четвёртым Евангелием и ранними гностическими христианами, когда он пишет, что существуют «в изобилии свидетельства знакомства с иоанновыми идеями в ... библиотеке гностиков из Наг-Хаммади» (1979: 147). В противоположность этому Браун указывает на то, что явное использование Четвёртого Евангелия ранней Церковью, в «ортодоксальных» источниках трудно доказуемо (1979: 148). Это, казалось бы, предполагает, что содержимое Четвёртого Евангелия в чем-то могло быть не привлекательным для «ортодоксальных» христиан, тем не менее, для гностических христиан по какой-то причине оно было очень привлекательно. В действительности же, самое раннее неоспоримое «ортодоксальное» обращение к Четвёртому Евангелию было сделано Феофилом из Антиохии ок. 180 г. н.э., в его «Апологии к Автолику» (Apology to Autolycus). Эта неразрывная связь между Четвёртым Евангелием и гностическими христианами представляет существенную поддержку моему тезису.

Если гностики вам не знакомы, советую поискать информацию о них. В истории Церкви они очень рано были заклеймены как еретики зарождающейся институциональной Церковью. Важным для данного исследования является следующее: многие гностические группы практиковали радикальный эгалитаризм. Они верили, что Бог действует и говорит как через мужчин, так и через женщин. Известно, что в их общинах как мужчины, так и женщины были руководителями и/или пророками. Многие мужчины, включая тех, что представляли Церковь, чувствовали угрозу, исходящую от них.

Популярность Четвёртого Евангелия среди гностиков сделала существенным для ранней Церкви рассмотрение вопроса о его апостольском происхождении (Perkins: 946). Ириней был первым, кто защищал апостольство Четвёртого Евангелия, апеллируя к традиции, существовавшей в Малой Азии, которая, как он утверждал, связывала Иоанна из Зебедии с Четвёртым Евангелием. Всё же свидетельство Иринея очень слабо способствует подтверждению доказательства того, что Иоанн из Зебедии является автором Четвёртого Евангелия. Прежде всего, выяснилось, что Ириней путает Иоанна из Зебедии с пресвитером из Малой Азии, которого также звали Иоанн. Во-вторых, Ириней утверждал, что свои сведения об авторстве Иоанна в Четвёртом Евангелие он получил ещё в детстве от Поликарпа, епископа Смирны (умер в 156 г. н.э.) (Perkins. 946). Церковная традиция, по которой Иоанн стал автором Четвёртого Евангелия, была основана, главным образом, на детских воспоминаниях Иринея! Главным образом по этой причине при отсутствии других подтверждающих доказательств большинство учёных-исследователей Библии сегодня утверждают, что Иоанн не был автором Четвёртого Евангелия.

Исследование Брауна вскрывает существование раскола в ранней истории иоанновой общины. Он утверждает, что община раскололась надвое из-за внутреннего расхождения во взглядах на христологию (писания о Христе). Большинство общины, которое Браун упоминает как Раскольники, защищало глубину в христологии своей общины и обратилось к докетизму(Докеты исповедовали учение о призрачности тела и телесной жизни Христа. Они четко разделяли человеческие существа на дух и плоть, причем последняя не имела реальной ценности настолько, что даже считалась призрачной), монтанизму (Монтанисты (одна из христианских сект 2 в.) - выступали против концентрации власти в руках епископов, проповедовали аскетизм и отказ от собственности.) и гностицизму (Гностицизм - религиозно-философское течение раннего христианства, представляющее собой соединение христианских догматов с греческой идеалистической философией и восточными религиями.) (Brown 1979: 149). Остаток общины, который Браун упоминает как Апостольских христиан, был поглощён зарождающейся институциональной Церковью. Апостольские христиане стали восприниматься как «ортодоксальные», верующие в силу того, что они охотно смягчали свои христологические убеждения, дабы соответствовать доктринам возникающей церковной иерархии. Раскольники, большинство иоанновой общины, быстро были отнесены институциональной Церковью к «еретикам», так как подобных изменений они не делали. Этот раскол имел место до окончательной канонической редакции Четвёртого Евангелия. Окончательная редакция, которую мы имеем сегодня, представляет собой работу редактора, принадлежавшего к группе вошедшей в институциональную Церковь. Но обе группы после раскола взяли с собой свои до-канонические версии Четвёртого Евангелия и заявляли о них, как о своих собственных (Brown 1979: 149).

Моя гипотеза включает в себя утверждение, что ко времени раскола эта до-каноническая версия Четвёртого Евангелия чётко называла Марию Магдалину тем самым любимым учеником. Раскольники, как называет их Браун, сохранили эту традицию, где Магдалина - ученик, которого любил Иисус, основательница и главное действующее лицо их общины. Раскольники привнесли эту традицию в отдельные гностические группы. Это объясняет идентификацию Марии Магдалины, как любимого ученика в нескольких древних гностических источниках из собрания книг, известного как Библиотека Наг-Хаммади.

С другой стороны, Апостольские христиане, тяготевшие к институциональной Церкви, были вынуждены замалчивать среди прочего, их традиционные утверждения о том, что их основателем и первым руководителем была женщина. Конечным результатом этого замалчивания является Четвёртое Евангелие в том виде, каком мы имеем его сегодня.

Нижеследующий план показывает картину событий, которые вели к распространению до-канонической версии Четвёртого Евангелия среди «неортодоксальных» и «ортодоксальных» Христиан. Он основан на зарисовке Брауна по истории иоанновой общины (1979: 166).

Первая Стадия - (середина 50-х - поздние 80-е годы н.э.): Первоначальная группа общины руководится и направляется Марией Магдалиной. Её глубоко уважают, как первого свидетеля Воскресения Христа. Её признают таковой даже верующие, которые не принадлежат к этой конкретной общине. Очень рано она становится известна как спутница Иисуса и любимая Его ученица. Существенной частью проповедования ими Евангелия является тот факт, что Мария Магдалина была первой, кто видел Воскресшего Христа.

ВТОРАЯ СТАДИЯ - (приблизительно 80-90 гг. н.э.): К этому времени у общины есть уже их Евангелие в письменной или устной форме, которое включает в себя традицию, согласно которой Мария Магдалина была их основательницей, главным действующим лицом и руководителем. Мария Магдалина, наверное, к тому времени уже умерла. Налицо раскол в общине, который, вероятнее всего, явился результатом внутреннего спора относительно глубины их христологии. Община разделилась на две группы, которые Браун называет Раскольниками и Апостольскими христианами.

ТРЕТЬЯ СТАДИЯ - (приблизительно 90-100 гг. н.э.):

Апостольские христиане: По мере превращения Церкви в более организованный институт, эта группа опасается остракизма и преследований. Они ищут сближения с руководителями возникающей институциональной Церкви. Заявление о том, что женщина-ученица Иисуса была первым руководителем и главным действующим лицом их общины, быстро становится препятствием. Им приходилось скрывать этот факт, если они должны были быть принятыми мужским руководством растущей организованной Церкви. Редактор из их общины перерабатывает Евангелие для того, чтобы привести его в соответствие с этим замалчиванием. Результатом этой редакции является каноническое Четвёртое Евангелие в том виде, что мы имеем сегодня.

Раскольники: Они представляют самую большую из этих двух групп. Они придерживаться своей традиции, которая называет Марию Магдалину любимым учеником Иисуса. Многие члены этой общины внесли эту традицию в различные гностические группы. Их идентификация Марии Магдалины как ученика, которого любил Иисус, отражена в гностических христианских произведениях из Наг-Хаммади (например: Евангелие от Филиппа и Евангелие от Марии).

 Доказательства, которые связывают авторство Четвёртого Евангелия с Марией Магдалиной, найдены в гностических произведениях библиотеки Наг-Хаммади. Особый интерес представляют (ссылающиеся на Магдалину) Евангелие от Филиппа и Евангелие от Марии.

Библиотека Наг-Хаммади была найдена в 1945 г. в районе Наг-Хаммади в Египте. Со времени публикации в середине 1970-х о ней написано очень много. Эта библиотека состоит из коптских манускриптов 4-го века, которые в свою очередь являются копиями оригиналов, написанных на греческом языке. Эти манускрипты принадлежали христианам-гностикам. Большинство учёных самой ранней, достоверной датой написания этих документов называют середину второго века. Однако существует мнение, что некоторые из этих документов написаны даже раньше - в конце первого века, что делает их современниками Евангелий Нового Завета (Хаскинс: 34). Значение открытия 1945 года переоценить невозможно.

Давайте посмотрим на несколько важных отрывков из Библиотеки Наг-Хаммади. Первый отрывок взят из Евангелия от Филиппа:

«И спутница [Сына - это Мария] Магдалина. [Господь любил Марию] более [всех] учеников, и Он [часто] лобзал её [уста]. Остальные [ученики, видя] Его [любящим] Марию, сказали Ему: Почему Ты любишь её более всех нас? Спаситель ответил им, Он сказал им: Почему не люблю Я вас, как её? Слепой и тот, кто видит, когда оба они во тьме, они не отличаются друг от друга. Если приходит свет, тогда зрячий увидит свет, а тот, кто слеп, останется во тьме. (NHC 11.3.63.32ff) (Robinson 1977: 138)». 

Другой отрывок из Евангелия от Филиппа гласит следующее:

«Трое шли с Господом всё время. Мария, его мать, и её сестра, и Магдалина, та, которую называли его спутницей. Ибо Мария - его сестра, и его мать, и его спутница. (NHC 11.3.59.6-11) (Robinson 1988: 145)».

Евангелие от Марии (ссылающееся на Магдалину) говорит следующее:  

«Пётр сказал Марии: «Сестра, ты знаешь, что Спаситель любил Тебя больше, чем прочих женщин. Скажи нам слова Спасителя, которые ты вспоминаешь, которые знаешь ты, не мы, и которые мы и не слышали». Мария ответила и сказала: «То, что сокрыто от вас, я возвещу вам это». (NHC BG 8502.1.10.1-8) (Robinson 1988: 525)».

В этом месте в тексте Мария Магдалина продолжает рассказывать Петру, Андрею и Левию о её видениях Воскресшего Христа и её общении с Господом. Эти видения затрагивают нечто, что она упоминает как семь господств гнева (NHC BG 8502.1.16.12-13) (Robinson 1988: 526). После окончания повествования об откровениях, полученных ею от Господа, мужчины спорят о том, признать ли достоверность видений Магдалины.

Евангелие от Марии заканчивается так:

«Сказав это, Мария умолкла, так как Спаситель говорил с ней до этого места. Андрей же ответил и сказал братьям: «Скажите-ка, что вы можете сказать по поводу того, что она сказала. Что касается меня, я не верю, что Спаситель это сказал. Ведь эти учения суть иные мысли». Пётр ответил и сказал по поводу этих самых вещей. Он спросил их о Спасителе: «Разве говорил он с женщиной втайне от нас, неоткрыто? Должны мы обратиться и все слушать её? Предпочёл он её более нас?»

Тогда Мария расплакалась и сказала Петру: «Брат мой Пётр, что же ты думаешь? Ты думаешь, что я сама это выдумала в моём уме или я лгу о Спасителе?» Левий ответил и сказал Петру: «Пётр, ты вечно гневаешься. Теперь я вижу тебя состязающимся с женщиной как противники. Но если Спаситель счёл её достойной, кто же ты, чтобы отвергнуть её? Разумеется, Спаситель знал её очень хорошо. Вот почему он любил её больше нас. Лучше устыдимся! И облекшись совершенным человеком, удалимся, как он велел, и проповедуем Евангелие, не ставя другого предела, ни другого закона, кроме того, что сказал Спаситель».

Когда [...] и они начали уходить, [дабы про] возглашать и проповедовать. (NHC BG 8502.1.17.7ff) (Robinson 1988: 526-527)».

По какой-то причине в дошедшем до наших дней тексте недостаёт четырёх страниц её откровений. Всего отсутствует десять из девятнадцати страниц Евангелия от Марии (Robinson 1988: 524, 526).

Очевидно, что эти отрывки делают неоспоримым факт того, что, по меньшей мере, некоторые древние общины гностиков полагали, что Мария Магдалина была тем «любимым учеником» и спутницей Господа. Её неоднократно выделяют как ученика, которого Иисус любил больше всех. Казалось бы, это противоречит утверждению в Четвёртом Евангелии о том, что мужчина-основатель иоанновой общины является тем «...из учеников Его, которого любил Иисус» (Иоанн. 13:23). Как же могли существовать две устойчивые традиции, каждая из которых указывает двух разных людей в качестве ученика, которого Иисус любил больше других? Смысл здесь появится тогда, когда мы попробуем исследовать, что, в действительности, обе эти традиции говорят об одном и том же ученике.  

Анализ возможных объяснений

Нет сомнений в том, что любимым учеником в канонической версии Четвёртого Евангелия является неизвестный ученик-мужчина. Кроме того, как мы уже видели, документы Библиотеки Наг-Хаммади отражают устойчивую традицию, неоднократно называющую Марию Магдалину тем учеником, которого любил Иисус. Как же объяснить это досадное противоречие? Существуют только три возможных объяснения этому:

1)      Между Четвёртым Евангелие и цитируемыми здесь произведениями гностиков нет связи. Они просто отражают две разные традиции, упоминающих двух разных людей в качестве любимых учеников Иисуса. Это просто совпадение.

2)      Объяснения Брауна: Писатели гностических Евангелий находились под влиянием образа Марии Магдалины, как незаурядной провозвестницы Воскресшего Христа. Этот образ Марии Магдалины вдохновил писателей-гностиков сделать её учеником, которого Иисус любил больше всех и основным приемником откровений после Воскресения (Brown 1979: 154). Другими словами, писатели-гностики породили традицию, называющую Марию Магдалину в качестве любимого ученика, в ответ на то, что они прочитали в Четвёртом Евангелии. В этом сценарии каноническое Четвёртое Евангелие датируется ранее традиций, обнаруженных в сочинениях Наг-Хаммади.

3)      Мой тезис: До-каноническая версия Четвёртого Евангелия чётко называет Марию Магдалину тем учеником, которого любил Иисус, именно так, как до сих пор это делают гностические произведения. Произведения гностиков отражают зависимость от до-евангелического текста, который «Раскольники» донесли до групп гностиков после раскола (Brown 1979: 149). Оставшаяся часть общины, «Апостольские христиане» по Брауну, также имели этот до-евангелический текст. Однако, свой текст они отредактировали для того, чтобы сделать его более приемлемым для возникающей институциональной Церкви, к которой они желали примкнуть. Они убрали ссылки на Марию Магдалину как на их основательницу. Взамен они сделали в тексте ссылки на «любимого ученика», но превратили его в безымянного мужчину. А в двух местах текста их редакция пытается представить любимого ученика и Марию Магдалину двумя разными личностями, заставляя их вместе появляться в одних и тех же сценах. (Обсуждаемые ниже структурные изменения этих мест подтверждают отстаиваемую точку зрения.) Они делали так, потому что знали, что церковные лидеры не признали бы подлинность Евангелия, написанного женщиной. Как замечает Браун: «Признание [Четвёртого] Евангелия каноном... было возможно только ценой уверенности в том, что оно имело апостольское происхождение» (1979: 149). А в мировоззрении руководителей институциональной Церкви ни одна направляемая женщиной паства не могла считаться апостольской.

Из этих трёх возможных объяснений третье является наиболее правдоподобным.

Первое объяснение может быть легко опровергнуто. Существует гораздо более естественная связь между Четвертым Евангелие и цитируемыми здесь произведениями гностиков. Исследование Брауна показывает, что большинство из иоанновой общины (Раскольники) принесло с собой до-каноническую версию Четвёртого Евангелия, которой потом пользовались докеты, монтанисты и гностики (1979: 149). Кроме того, как мы уже видели, Четвёртое Евангелие было очень популярно среди гностиков до принятия и канонизации его институциональной Церковью (Perkins: 946). И Браун обращает внимание на то, что гностические сочинения из Наг-Хаммади «изобилуют доказательствами их знакомства с иоанновыми идеями» (1979: 147). По всей видимости, между иоанновой общиной и гностическими группами имелось много очень ранних контактов. Следовательно, не может быть простым совпадением то, что Мария Магдалина упоминается в гностических сочинениях как «ученик, которого любил Иисус» почти так же, как неизвестный ученик-мужчина упомянут в Четвёртом Евангелии. Подобия слишком разительны, чтобы отбросить их, как несвязанные между собой явления.

Для того, чтобы опровергнуть второе объяснение, исходящее от Брауна, мы должны внимательно проанализировать внутреннее доказательство, которое поддерживает мой тезис.  

Внутреннее свидетельство

Иисус Христос и мария МагдаленаКак уже было сформулировано выше, моим главным утверждением является то, что упоминанием о Марии Магдалине как о безымянном ученике редактор тщательно скрыл личность Марии Магдалины - любимой ученицы Иисуса. Когда редактор переделывал те семь, цитируемых выше, мест, в которых упоминается любимый ученик, он просто изменил упоминания о Марии Магдалине, заменяя их безымянными ссылками на «ученика, которого любил Иисус» или «другого ученика». Для большинства свидетельств это было легко осуществимо и в результате текст выглядел соответствующим образом. Вместо Магдалины взору читателя просто предстаёт безымянный ученик мужского пола.

Убрать ссылки на Марию Магдалину из большинства повествований было легко. Однако в ходе работы редактор столкнулся с проблемой. Традиция, помещающая Марию Магдалину у подножия Креста и у опустевшей могилы в воскресное утро была слишком сильна для того, чтобы её отрицать. Присутствие Магдалины при обоих этих событиях было общеизвестно среди большинства раннехристианских общин. (Это подтверждается тем фактом, что остальные три Новозаветных Евангелия сообщают о её присутствии при этих событиях.) Редактор просто не мог пренебречь каким-либо упоминанием Магдалины при Распятии или ссылкой на неё, как на первого свидетеля Воскресения. И всё же редактор по-прежнему хотел ввести любимого ученика в качестве основателя их общины и очевидца многих событий в деле спасения. Так он мог бы по-прежнему утверждать, что основатель его общины был очевидцем событий описываемых в этом Евангелие, несмотря на то, что по какой-то необъяснимой причине он не может открыть его личность (Иоанн 21:24).

Вероятно, здесь редактор задавал себе вопрос весьма схожий с таким: как я могу скрыть то, что Мария Магдалина была основательницей нашей общины, избежав при этом столь откровенного шага, как изъятие её из содержания, повествующего о Распятии/Воскресении, с которым большинство христиан уже знакомо?

Редакторское решение этой проблемы, вообще-то, было довольно простым. В этих двух событиях, где невозможно было отрицать присутствие Марии Магдалины, он переделал текст так, чтобы казалось, будто Мария Магдалина и тот самый любимый ученик были двумя разными людьми, одновременно появляющимися в одном и том же месте и в то же самое время. Следовательно, Мария Магдалина и любимый ученик-мужчина, появлялись вместе только в двух местах Четвёртого Евангелия - 19:25-27 (у подножия Креста) и 20:1-11 (у опустевшей могилы в воскресное утро). ...Разве это не интересно? И именно в этих двух местах мы находим значительные структурные изменения в тексте Четвёртого Евангелия. Браун обсуждает эти изменения в обоих отрывках. (Это показывает, что я не выискиваю изменения в отрывках, которые их не содержат.) Примечательно однако, что Браун не находит подобных структурных изъянов в каких-либо других отрывках, которые содержат ссылки на любимого ученика. 

Структурные изменения в тексте Четвёртого Евангелия 

Отрывок из Четвёртого Евангелия, в котором Мария Магдалина и любимый ученик находятся вместе у подножия Креста гласит:

«При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит…» (Иоанн 19:25-26).

Я прервал здесь отрывок для того, чтобы отметить это место. Структура этого отрывка очень озадачивает. В первом предложении (стих 25) мы видим перечень женщин, стоявших у Креста Иисуса. Во втором предложении (стих 26) писатель, кажется, ссылается на вышеупомянутый перечень женщин у Креста, когда он называет одну из них «ученик, которого любил (Иисус)». Если бы кто-то должен был читать только эту часть отрывка процитированного выше, то он легко согласился бы с тем, что любимым учеником является одна из женщин, стоявших у креста с матерью Иисуса. (Прочитайте его снова и подумайте, согласны ли вы.)

А целиком этот отрывок гласит:

«При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе» (Ин. 19:25-27)

Оригинал до-евангелической версии этого отрывка, вероятно, упоминает Марию Магдалину в качестве того ученика, которого любил Иисус. Посредством определяющих слов мужского рода и падежей (в греческом языке) редактор в середине мысли, по-видимому, смог превратить любимого ученика в безымянного мужчину. Структура этого отрывка выглядит немного неестественной и указывает на то, что он, как я утверждал, вероятно, был изменён.

Браун ни коим образом не утверждает предложенный мной тезис. Однако он действительно обращает внимание на несообразность между стихом 25 и 26-27. В одном месте своей дискуссии он спрашивает, почему любимый ученик не был включён в перечень людей стоявших у Креста в стихе 25 (Brown 1970: 922). Он отмечал, что мать Иисуса и любимый ученик не были названы тремя другими Евангелиями среди тех, кто стоял у Креста. Он пришёл к заключению, что мать Иисуса «была особо упомянута в традиции, которая пришла к евангелисту, как видно из стиха 25, но ссылка на любимого ученика... является приложением к этой традиции» (Brown 1970: 922). По причинам отличным от тех, что положены в основу приведённых здесь доводов, Браун понимал, что «любимый ученик» выглядел странно выделяющимся в этом отрывке.

Если мы сравним Евангелие от Иоанна 19: 25-27 с Евангелием от Филиппа, цитировавшимся выше, мы заметим некоторые поразительные сходства:

«Трое шли с Господом всё время. Мария, Его мать, и её сестра, и Магдалина, та, которую называли его спутницей. Ибо Мария - его сестра, и его мать, и его спутница. (NHC 11.3.59.6-11) (Robinson 1988: 145)».

     Евангелие от Филиппа указывает ту же самую группу женщин, что стоит у Креста в Четвёртом Евангелии. Однако Евангелие от Филиппа чётко упоминает Марию Магдалину как «спутницу» Иисуса. Приводимые Брауном объяснения этому сходству заключаются в том, что писатели-гностики, делая Марию Магдалину учеником, которого Иисус любил больше всех, некоторым образом находились под влиянием Четвёртого Евангелия (1979: 154). Другими словами, как уже упоминалось ранее, он утверждает, что то, что мы читаем в Евангелие от Филиппа, является реакцией на написанное в каноническом Четвёртом Евангелии. Это в высшей степени маловероятно. Утверждение, будто создатель Евангелия от Филиппа подобным образом отвечал на Четвёртое Евангелие, во-первых, не объясняет, почему в этом месте Четвёртого Евангелия появляется структурное изменение. Более того, Браун утверждает, что гностики сделали Марию Магдалину любимым учеником в ответ на изображение её в Четвёртом Евангелии. Однако он не попытался объяснить, почему имя любимого ученика в Четвёртом Евангелии окутано тайной. Я полагаю, что более правдоподобным объяснением является то, что цитируемые здесь гностические произведения отражают более раннюю традицию. А редактор Четвёртого Евангелия изменил эту традицию по вышеуказанным причинам.

Отрывок из Четвёртого Евангелия, где Мария Магдалина и любимый ученик находятся вместе у опустевшей могилы, гласит:

«В первый же [день] недели Мария Магдалина приходит ко гробу рано, когда было ещё темно, и видит, что камень отвален от гроба. Итак, бежит и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус, и говорит им: унесли Господа из гроба и не знаем, где положили Его.

Тотчас вышел Пётр и другой ученик и пошли ко гробу. Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра и пришёл ко гробу первый. И, наклонившись, увидел лежащие пелены; но не вошёл [во гроб]. Вслед за ним приходит Симон Пётр и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие, и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошёл и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал. Ибо они ещё не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мёртвых. Итак, ученики опять возвратились к себе. А Мария стояла у гроба и плакала. И, когда плакала, наклонилась во гроб» (Иоанн. 20:1-11)

Структурные изменения в тексте этого отрывка бросаются в глаза. В своей дискуссии о фрагменте Писания Браун замечает, что «существование чрезмерного количества изменений выдаёт руку редактора, который достиг построения комбинированием несогласующихся фактов» (1970: 995). Этот фрагмент описывается также, как содержащий «как глубокую драму, так и сбивчивую постановку» (Сетзер: 262).

В своих комментариях на стихи 1-11 главы 20-й от Иоанна, Браун приводит несколько изменений. В частности, одним из тех, которое по причине этого исследования заслуживают рассмотрения, является следующее наблюдение Брауна: «Не ясно, когда или как Магдалина вернулась к могиле в стихе 11» (1970: 995). Браун отмечает, что в перемещении Марии Магдалины из одного места в другое в этом фрагменте череда повествования разорвана:

-         В стихе 2 Мария Магдалина бежит ОТ могилы к Петру и «другому ученику» для того, чтобы сказать им, что тело Иисуса из могилы пропало. В этом месте Мария Магдалина находится вдали от могилы вместе с Петром и «другим учеником».

-         В стихе 3 Пётр и «другой ученик» бегут к могиле. Мария Магдалина не упомянута, как вернувшаяся к могиле с этими двумя мужчинами. Она осталась позади них, всё ещё вдали от могилы.

-         В стихе 11 Мария Магдалина внезапно описывается, как оставшаяся и плачущая у гроба. Однако после того, как она рассказала Петру и «другому ученику» об исчезновении тела Иисуса, в этой сцене сообщения о её возвращении к могиле отсутствует.

Когда же всё-таки Мария Магдалина вернулась к могиле? Между стихами 2-м и 11-м читатель теряет ряд её перемещений. На это обратил внимание Браун (1970: 995). Я же утверждаю, что эти непоследовательности являются результатом включения в текст её alter ego (второе я), любимого ученика-мужчины, в стихах со 2-го по 10-й. Очевидно, что этот отрывок подвергся некоторому экстенсивному редактированию. Усилия редактора скрыть личность Марии Магдалины как любимого ученика и создать двух индивидуумов из одного, сделали запутанным повествование о местонахождении Магдалины в отрывке между стихами 2 и 10.

Браун утверждает, что этот отрывок «подвергся значительному дополнению» (1970: 1001). Он рассматривает возможность того, что стих 12 главы 24 Евангелия от Луки отражает более раннюю традицию, в которой Пётр бежит к могиле без другого ученика. До того, как редактор переработал это место, до-каноническая версия Четвёртого Евангелия могла отражать этот момент. Браун утверждает, что включение любимого ученика в сцену 20-й главы Евангелия от Иоанна было сделано редактором. Фактически, он утверждает, что именно введение этого ученика в текст и повлекло изменения, которые я здесь описал (Brown 1970: 1001).

Сетзер описывает включение любимого ученика в этот отрывок как «приспособление» (262). Как и Браун, она отмечает, что сообщение о Петре и любимом ученике, бегущих вместе к могиле является «прослойкой между» первоначальным обнаружением опустевшей могилы Марией Магдалиной и её первой встречей с Воскресшим Иисусом. Она утверждает, что эта «приспособление» позволяет Евангелию сохранить традицию, согласно которой Мария Магдалина была первой, кто обнаружил могилу опустевшей, одновременно давая любимому ученику известность в качестве того, кто первым добрался до могилы и поверил, что Иисус Воскрес (Сетзер: 262).

Наблюдение Сетзер очень согласуется с предложенной мною гипотезой. Мой тезис также ссылается на изобретательность со стороны последнего редактора Четвёртого Евангелия. Редактору хотелось утвердить, что это Евангелие было основано на свидетельствах очевидца, основателя и главного действующего лица их общины. Однако он не желал признавать то, что этим основателем и главным действующим лицом была женщина. К тому же он не смог достаточно чётко отрицать присутствие Марии Магдалины при Распятии и у опустевшей могилы. Таким образом, его «приспосабливание», как определяет его Сетзер, состояло в том, чтобы по всему тексту превратить Марию Магдалину в неизвестного ученика-мужчину, исключая те места, где он просто не мог отрицать её присутствие по причине устойчивой ранней традиции, говорящей об обратном. В тех сценах он поместил любимого ученика и Марию Магдалину вместе в одних и тех же отрывках. Это объясняет структурное изменение, сбивчивую постановку и явное приспосабливание.

Стоит привести здесь и другое изменение, на которое указывает Браун (1970: 995):

«Тогда вошёл и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал. Ибо они ещё не знали из Писания, что Ему надлежало Воскреснуть из мёртвых» (Иоанн. 20:8-9).

Контраст между «и увидел, и уверовал» в стихе 8 и «они ещё не знали» в стихе 9 является необычным. Стих 9-й ясно делает ссылку на стих 8-й. Однако такая ссылка внутренне противоречива. Это похоже на попытку смешать две различные традиции: одну, в которой ученики не сразу поняли или уверовали в Воскресение (Евангелие от Матфея 28:17; от Марка 16:11,13; от Луки 24:11), с другой, в которой Мария Магдалина, превращённая в «другого ученика», в тот же час постигает истину (от Матфея 28:1,8; от Марка 16:9; от Луки 24:10).

 Дополнительные поддерживающие доказательства 

Мария МагдаленаВ своём исследовании Браун делает много выводов, которые согласуются с моим тезисом. В самом деле, в брауновском описании любимого ученика всё сочетается с тем, что известно о Марии Магдалине, - то есть исключая её пол.

Браун отмечает, что «Иоанново отношение к женщинам совершенно отличалось от тех, что засвидетельствованы в других христианских церквях первого века». Он добавляет: «Уникальное место, отведённое женщинам (как провозвестницам) в Четвёртом Евангелие, отражает историю, теологию и ценности Иоанновой общины» (Brown 1979: 183). При всём моём уважении, всё же, позвольте мне предложить дополнительное объяснение. Уникальная роль, отведённая женщинам в Четвёртом Евангелии, возможно, является результатом того, что настоящим автором его была женщина.

Бран предполагает, что описание Иоанна становится более понятным, если допустить, что любимый ученик был учеником Иоанна Предтечи и, если этот ученик стал последователем Иисуса, когда тот был связан с Предтечей (1979: 32-34). Это, конечно же, правдоподобный сценарий, который не противоречит моему тезису.

Браун также отмечает, что Четвёртое Евангелие содержит много точных ссылок на места и обычаи Святой Земли. Эти упоминания наводят на мысль об авторстве очевидца, который жил в Святой Земле до разрушения Храма в 70 г. н.э. Все эти наблюдения согласуются с парадигмой, в состав которой Мария Магдалина входит как автор Четвёртого Евангелия.

Другим фактором, склоняющим в поддержку моего тезиса, является «превосходство» любимого ученика в Четвёртом Евангелии над Петром (Brown 1979: 31). Непосредственные отношения между Петром и любимым учеником очень похожи на отношения между Петром и Марией Магдалиной описание которых найдено в собрании Наг-Хаммади. Это наводит на мысль о том, что редактор Четвёртого Евангелия превратил Марию Магдалину в безымянного ученика мужского пола, но сохранил лейтмотив спора между этим учеником и Петром.

Браун обратил внимание на то, что довольно часто в Четвёртом Евангелии любимый ученик недвусмысленно противопоставляется Петру. Некоторыми из примеров, на которые он обращает внимание (Brown 1979: 82-83), являются:

-    в 13:23-26 любимый ученик возлежит у груди Иисуса, тогда как Пётр вынужден просить этого ученика задать его вопрос Иисусу;

-    в 18:15-16 любимый ученик был вхож во дворец первосвященника, тогда как Пётр - нет;

-    в 20:1-10 любимый ученик сразу же уверовал в Воскресение, тогда как Пётр и другие ученики этого не осознают;

-   в 21:7 любимый ученик - единственный, кто узнаёт Воскресшего Христа, когда Тот говорил с берега, обращаясь к находившимся в рыбачьей лодке ученикам;

-    в 21:20-23 Пётр ревниво спрашивает о судьбе любимого ученика.

Произведения из Библиотеки Наг-Хаммади содержат это же «превосходство» между Петром и Марией Магдалиной:

-   Евангелие от Марии изображает Петра ревнующим к тем откровениям, которые Магдалина получила от Воскресшего Христа (NHC BG 8502.1.17.7ff) (Robinson 1988: 526-527);

-   в Евангелии от Фомы имеется следующее высказывание Петра о Марии Магдалине: «Пусть Мария уйдет от нас, ибо женщины недостойны жизни» (NHC II.3.63.32ff) (Robinson 1977: 138);

-   в Евангелии от Филиппа отношения между Иисусом и Марией Магдалиной контрастируют с Его отношениями к остальным ученикам (NHC II.3.63.32ff) (Robinson 1977: 138; 1988: 148);

-   подобные примеры смещения Петра на задний план Марией Магдалиной встречаются в Евангелии от Египтян и Pistis Sophia (гностических сочинениях, найденных до открытия Библиотеки Наг-Хаммади). 

Заключение 

Утверждение авторства Марии Магдалины в Четвёртом Евангелие не ставит под сомнение его апостольское происхождение. Если Мария Магдалина была руководительницей и главным действующим лицом общины Четвёртого Евангелия, тогда в этой общине она, вероятно, была признана Апостолом. В самом деле, в знак признательности за то, что она была первой, кто возвестил Воскресение Христа, Римская Католическая церковь удостоили её титулом apostola apostolorum что означает «апостол апостолам».

Выдвигая этот тезис, я конечно же не ставил под сомнение чистоту Четвёртого Евангелия. Я так же не приписываю неискренние намерение кому-либо из редакторов Четвёртого Евангелия. Сегодня хорошо известно, что Библия переполнена сочинениями, написанными под псевдонимами, что в древности являлось обычной практикой, которая не считалась непорядочной. Несмотря на редакции и те противоречия, которые они могли вызвать, намерением автора, евангелиста и любых последующих редакторов было провозглашение Евангелия «таким образом, чтобы сказать нам истину об Иисусе» (Dei Verbum, n.19) (Abbott: 124). Они также сохранили «без ошибок ту истину, которую Бог пожелал вложить в Священные Писания ради нашего спасения» (Dei Verbum, n.11) (Abbott: 119). Другими словами, скрывая личность Марии Магдалины или представляя любимого ученика мужчиной, а не женщиной, редактор не умалял какой-либо существенный догмат Евангелия об Иисусе. Следовательно, редактор Четвёртого Евангелия всё-таки распространял Истину.

Читателям следует также воздержаться от допущений или предположений, основанных на какой-либо привёденной здесь цитате о том, что Иисус и Мария Магдалина имели какие-либо незаконные любовные отношения. При взгляде на древнюю литературу через «современное увеличительное стекло» быть слишком поспешными не следует.

Я, конечно же, не претендую на последнее слово в данном вопросе. Тем не менее, выводы этого исследования не подпадают под рубрику «чрезмерно воображаемых дедукций о церковной истории», от которых предупреждал нас Браун (1979: 19). Существует несколько бесспорных оснований для рассмотрения возможности авторства Марии Магдалины в Четвёртом Евангелии:

-         Наличие веского, документального свидетельства вне Библии, которое утверждает о существовании устоявшейся традиции, по крайней мере, среди некоторых гностиков-христиан, называющей Марию Магдалину в качестве того ученика, которого Иисус любил больше всех. Это убедительное внешнее доказательство подтверждает в любимом ученике личность Марии Магдалины.

-         Существование прочно установившейся исторической связи между Четвёртым Евангелием и христианами-гностиками, которая предшествовала канонизации Четвёртого Евангелия и отнесению его авторства Иоанну из Зебедии (Perkins: 946). Что подтверждает гипотезу, утверждающую, что после раскола Раскольники из Иоанновой Общины привнесли своё до-каноническое Четвёртое Евангелие в гностические христианские общины.

-         Наличие этого веского внешнего доказательства обнаруживает экстенсивные структурные изменения в двух местах Четвёртого Евангелия, в которых Мария Магдалина и любимый ученик появляются вместе. Это подкрепляет гипотезу, утверждающую изменение редактором изначальной до-канонической версии Четвёртого Евангелие, как и было показано выше.

-         «Превосходство» любимого ученика над Петром в Четвёртом Евангелии очень похоже на взаимоотношения Петра и Марии Магдалины, описываемые в собрании Наг-Хаммади. Это также способствует подтверждению предположения, говорящего, что любимый ученик Четвёртого Евангелия и Мария Магдалина, в действительности, являются одним и тем же лицом.

-         Наличие в Четвёртом Евангелии многочисленных точных упоминаний мест и обычаев Святой Земли указывает на авторство очевидца, который жил в Святой Земле до разрушения Храма в 70 г. н.э. (Brown 1979: 22). Мария Магдалина, безусловно, могла дать очень живое и точное свидетельское повествование о тех событиях, которые описаны в Четвёртом Евангелии. Это могло бы объяснить поразительные различия между Четвёртым Евангелием и Синоптическими Евангелиями, которые, согласно большинству исследователей Библии, были написаны под псевдонимами и не очевидцами.

-         Уникальное место, отведённое женщинам как провозвестницам в Четвёртом Евангелии, сильно отличалось от того, что было в Христианских церквях первого века. (Brown 1979: 183). Что как раз согласуется с гипотезой, утверждающей, что Четвёртое Евангелие в действительности было написано женщиной, - т.е. Марией Магдалиной.

 Иисус Христос

 

Что ж, я надеюсь, что приведённый выше материал оказался для вас «достойным прочтения». Понимаю, что моя гипотеза может показаться вам весьма радикальной, - по меньшей мере в начале. Всё же, прежде чем вы отбросите её, я бы хотел, чтобы вы рассмотрели несколько фактов.

Кажется ли вам мой тезис радикальным только потому, что я предположил что женщина написала одно из четырёх Святых Евангелий в Библии? Если бы я предположил, что Варфоломей или Андрей, или Иаков, или же любой другой апостол-мужчина вместо Иоанна является автором Четвёртого Евангелия, было бы это воспринято как очень радикальное предположение? Вероятно, нет. Фактически, у Церкви нет проблем с превалирующим утверждением, что мужчина, чьё имя нам даже неизвестно, написал одно из наиболее священных Христианских свидетельств. Только представьте себе, даже человек без имени предпочтительнее женщины!

Как насчёт всех тех доказательств, которые рассмотрены мною? Сравните это с основанием, по которому авторство Четвёртого Евангелия приписывалось Иоанну из Зебедии в течении почти двух тысяч лет. Большинство исследователей Библии отвергают это основание сегодня. (Помните? То было детское воспоминание Иринея.) Это объясняет, почему сегодня Евангелие от Иоанна рассматривается ими как анонимное. Но, увы, критерий доказательств для установления женщины в качестве автора куда более высок. Вопреки гностическим документальным свидетельствам и структурным изменениям, Церковь, видимо, никогда не признает Марию Магдалину как автора Новозаветного Евангелия.

Наверное, действительно, не настолько уж всё изменилось со времён ранней Церкви. Может быть, женское авторство Евангелия всё ещё является препятствием, которое, как говорит Сетзер, могло быть таковым и две тысячи лет назад.

Здесь есть ещё над чем подумать: почему Мария Магдалина является наиболее известной в мире блудницей, когда нигде в Библии не сказано о том, что она когда-либо ею была? Ах! Вы уверены в том, что припоминаете, будто читали об этом в Библии, не так ли?... Найдите это. Пришлите мне ссылки и я помещу их на вебсайте. Вы найдёте адрес моей электронной почты ниже.

Раймонд Браун сравнил установление личности автора Четвёртого Евангелия с хорошей детективной историей (1966: lxxxvii). Хороший детектив тщательно анализирует доказательства и отбрасывает те, которые таковыми не являются. Когда же очевидность начинает указывать на конкретное направление, он или она рассматривает мотивы и исследует все возможные объяснения и доказательства. Когда одна теория всплывает, как правдоподобная и наиболее вероятная по сравнению с какой-либо другой, детектив делает заключение, которое обычно содержит в себе указание на подозреваемого или подозреваемых. Доказательства, подтверждающие авторство Марии Магдалины в Четвёртом Евангелии, являются гораздо более убедительными чем те, что на протяжении почти двух тысяч лет называли его автором Иоанна из Зебедии. После тщательного рассмотрения приведённых здесь доказательств я с полным уважением утверждаю, что «главным подозреваемым» во всех поисках личности автора Четвёртого Евангелия должна быть Мария Магдалина.

Перевод Юрия Федосова

 

 

Используемая литература:

 

1. Abbott, Walter M., gen. ed.

1966. The Documents of Vatican II. New York: Guild Press.

 

2. Brown, Raymond E.

1979. The Community of the Beloved Disciple. New York: Paulist Press.

1970. The Gospel According to John (xiii-xxi). New York: Doubleday & Co.

1966. The Gospel According to John (i-xii). New York: Doubleday & Co.

 

3. Brown, Raymond E., and Raymond F. Collins.

1990. Canonicity, pp. 1034-1054 in The New Jerome Biblical Commentary, edited by Raymond E. Brown, et al. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.

 

4. Haskins, Susan.

1993. Mary Magdalen: Myth and Metaphor. New York: Harper Collins.

 

5. Perkins, Pheme.

1990. The Gospel According to John, pp. 942-985 in The New Jerome Biblical Commentary, edited by Raymond E. Brown, et al. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.

 

6. Robinson, James M., gen. ed.

1988. The Nag Hammadi Library in English. Revised edition. San Francisco, CA: Harper & Row.

1977. The Nag Hammadi Library in English. San Francisco, CA: Harper & Row.

 

7. Setzer, Claudia.

1997. Excellent Women: Female Witnesses to the Resurrection, Journal of Biblical Literature 116:259-272.

 

Copyright © 1998 -- Ramon K. Jusino

My e-mail address: [email protected]

All biblical citations taken from HOLY BIBLE, NEW INTERNATIONAL VERSION - © 1973, 1978 by the International Bible Society, used by permission of Zondervan Bible Publishers.

 

Posted: 07/13/98

 

† Отец Раймонд E. Браун, S.S. (1928-1998) †

 

Эта статья была закончена и опубликована в Интернете до кончины отца Брауна 8-го Августа 1998 года. В этот день Церковь потеряла великого учёного и учителя, сделавшего большой вклад в изучение Святого Писания. Да пребудет он в вечном покое нашего любящего Бога.

 

Подписаться на новости Помочь проекту


Одна из тайн Марии Магдалины, любимого ученика Иисуса Христа. Одна из тайн Марии Магдалины, любимого ученика Иисуса Христа. - Рейтинг темы: 5.00 из 5.00 проголосовавших: 123
Статьи из раздела:



Комментарии

Dimon 30.11.2015 15:19 Ответить ↵

Книга Дэна Брауна “Код да Винчи”! Где-то о том же.


людмила 29.11.2015 11:35 Ответить ↵

какая радость для меня присоединиться к вам, вопросов миллион,роль женщины мужчинами сознательно изничтожена,они же вторые после Бога,,да и от честолюбия отказаться страшно -пьедестал шатается сильнее Мир двигается только в единстве женского и мужского начала


Святослав 26.11.2015 19:21 Ответить ↵

Очень интересная тема! Люди должны знать правду! ведь не зря ее так скрывают. Верным путем идете, товарищи!!))


Вячеслав 26.11.2015 15:49 Ответить ↵

Христианский ужас - вот все, что я могу сказать о святых книгах христиан.


Виктор Генадьевич 25.11.2015 21:40 Ответить ↵

Интересно), так может пресвятая Богородица, Дева Мария и Мария Магдалена - одна и та же фигура? Не думали над этим? А то странно как-то церковники привязывают мать Иисуса, с чего бы, собственно? А тут видно, что Магдалена была активнейшим последователем Иисуса и несла дальше Его Знание.
Кстати. существует еще Евангелие от Марии, может и его приведете?


тоже Игорь, но другой ✎ Виктор Генадьевич 15.02.2016 15:35 Ответить ↵

У меня образовалась устойчивая ассоциация. Попытаюсь ее донести. 

Богородица, Дева Мария и Мария Магдалена - одно и тоже лицо. Теперь плавно переходим к Софии Киевской. На стенах этого великого Собора изображена Богородица, а также Архангел Гавриил, как тот, кто несет Благую Весть Марии. Символами Киева тоже есть Архангел Гавриил и Богородица (да простят мне такую последовательность).

С другой стороны, если мы можем соотнести Архангела Гавриила с Осирисом, то не является ли Мария Магдалена той, кто был рядом с Осирисом как его жена Исида. Есть связь здесь. Есть хоть малая, но истина. Есть ли связь Марии Магдалены с проявлением на земле сил Аллата?

Как-то мне хочется верить, что Мария, как одна их Величайших Духовных Личностей нашей цивилизации, начала свою работу не только в период рождения Исы, но и в прошлом много доброго сделала для нас. И мы таки можем гордо произнести полное любви “Благодарю”.

И еще считаю уместным привести слова Ригдена Джаппо из книги А. Новых “АллатРа”, который назвал Богородицу Лоном Матери народов славянских.


Игорь ✎ Виктор Генадьевич 29.11.2015 21:20 Ответить ↵

Это и есть одно и тоже лицо.Начну издалека,выйдите на улицу и спросите у людей кто такой Ной? Почти все ответят,что знают кто он,даже те кто Библию не читал,задайте тем же людям вопрос,кто такой  Ут-напиштим? Ответят единицы,люди знакомые с мифологией,либо те у кого широкий кругозор который не ограничен парой тройкой книг.А это всего лишь один из примеров,может даже не совсем удачный,как культура другого народа была заимствована при написании Библии. Только вот там не написано,что это шумерская легенда. А сам Э́пос о Гильгаме́ше где фигурирует Ут-напиштим всплыл только в середине 19 -го века.
Христианство как религию оформляли далеко не глупые люди,надо отдать им должное.Кем для них был язычник?Вы думаете какой то необразованный дикарь который идолам поклонялся?Нет язычник для них это прежде всего потенциальный христианин!Но есть одно но,человеку отцы и деды которого верили во что то другое принять идеи новой религии довольно проблематично,даже под страхом смерти многие на это просто не пойдут,а любой религии требуется как можно большее число верующих иначе,что же это за религия такая.Всё как обычно,учение приносит пророк,а далеко не глупые люди создают для себя комфорт-религию.
Что бы язычник воспринял новую идею ему как минимум для её усвоения необходимо подкинуть,что то что схоже с верой его отцов и дедов,тогда его сознание будет способно как минимум воспринять новую идею,в дальнейшем осмыслить и возможно принять.Они будут говорить себе примерно так:Вот в этой новой религии поклоняются Божеству,называют его так то,а в вере моих отцов есть схожее Божество,даже изображают его так же,возможно это то же самое Божество,только христиане его по другому называю.Всё,новая идея готова к восприятию,язычник пойман на удочку,в дальнейшем он приняв новую религию может точно так же ассоциировать Божество которое ему предоставила новая религия с Божеством в которое верили его отцы,а вот внуки его уже не будут помнить веру своих предков!
Ну а дальше думайте сами.В Египте мать-богиню называли Исидой, а ее младенца – Гором. Общим для религиозных памятников Египта было изображение младенца Гора, сидящего на коленях своей матери. Один из титулов, которым величали богиню Исиду –«матерь божья».
В различных странах, где был распространен это культ, мать и ребенок назывались по-разному. Древние немцы поклонялись деве Герте с младенцем на руках. Скандинавы называли ее Дизой, которая также изображалась с младенцем. Этруски называли ее Нутрией, а среди друидов Вирго-Патитура почиталась как «матерь Божия»
В Азии мать была известна как Кибела, а ее сын как Дионис. Ее называли женой Ваала – девственной царицей неба.Есть и др. примеры,кто захочет тот найдёт.
Вот вам и мать Иисуса с Божественным ребёнком на руках.Конечно есть женщина которая помогала и помогает людям,примеров тому в истории полно,но это не мать Иисуса,имя её  Мария Магдалина.Я думаю,что для неё самой неважно как её называют,главное помочь людям.А вот людям для которых на первом месте в жизни стоит правда и справедливость всё таки это имеет значение.Мало того,что имя забрали дак ещё и опорочили.
Папа римский Григорий I в блудницы записал,и только в 20 веке католическая церковь отказалась от подобного толкования.Однако образ блудницы за века закрепился в западном сознании.До сих бор бредо фильмы снимают где Мария блудница.Ну разве это справедливо?
Ну хоть в Православной традиции такого нет и не было,Мария Магдалина не является в Православной традиции блудницей и на том спасибо,как говорится.


тоже Игорь, но другой ✎ Игорь 26.01.2016 13:28 Ответить ↵

ААА!!!! ПАМАГИТЕ!!!!

Читал Сенсея 4 специально. Так понял, что из ЕГО рассказа Мария, мать Иисуса и Мария Магдалена - это разные люди.

Не дайте погибнуть в водовороте незнания. 

А если это одно тоже лицо, уж больно как-то интересно получается, аж дух захватывает от догадок...


Юлия ✎ тоже Игорь, но другой 26.01.2016 23:32 Ответить ↵

Как-то вы всё не так поняли... Была мать Иисуса - Мария, и была Мария Магдалина, его ближайший ученик и спутница жизни. Два разных человека.  


тоже Игорь, но другой ✎ Юлия 27.01.2016 12:44 Ответить ↵

Спасибо за ответ. Вот если бы узнать Ваш адрес почты написать напрямую - было бы замечательно.

Я Вас правильно понял, но... В комментарии Игорь пояснил, что Богородица, Дева Мария и Мария Магдалена - это одно и тоже лицо. Видно человек много знает. Вот мне и невдомек - как же это так. Хочется реально разобраться. А где можно более подробно почитать не знаю. Может кто что полезного подскажет...

 


Админ ✎ тоже Игорь, но другой 27.01.2016 15:22 Ответить ↵

Присоединяйтесь, мы и сами пытаемся разобраться. Вот интересная аналитическая статья по этой теме: “Культ Богородицы в христианстве”, и наверно еще более интересная “Икона “Умягчение злых сердец”. Не все так прозрачно и честно в нашей истории, как нам казалось. Кстати, есть много информации о Марии в книге “Сэнсэй-4”, очень рекомендую.

И как говорится, кто ищет, тот найдет. Кто слепо верит, тот с тем и останется.


Админ ✎ Виктор Генадьевич 25.11.2015 22:50 Ответить ↵

Обязательно. Скоро.


Гр-ша 25.11.2015 15:22 Ответить ↵

А помните, что о Марии Сэнсй в книгах говорил? Да, пишите подробнее. Именно об этом и нужно писать, раскрывать тему полнее, а не кто сказал “фу” и в каких падежах.
С уважением.


Мирослава ✎ Гр-ша 26.11.2015 19:23 Ответить ↵

Пишите, Гр-ша, пишите! ведь у авторов сего сайта не тысячу рук, сделайте свой вклад!)) советы раздавать может каждый))


Олег 25.11.2015 15:09 Ответить ↵

Да, эту тему стоит раскрыть по полной. Совсем не зря столько лет знания именно о Ней искажались, уничтожались и затирались. Но, как говорят, рукописи не горят!))))  Спасибо!



Оставить комментарий

Серебряная нить
  • Откровенный диалог о самом главном

    20.08.2015

  • Смысл жизни - бессмертие

    07.09.2015

  • ЕДИНЕНИЕ

    27.09.2015

Истина на всех одна
  • Грядущие катаклизмы. О взаимоо тношениях людей. Возрождение человечности.

    10.07.2016

  • Иллюзия и Путь

    25.07.2016

  • ЖИЗНЬ

    31.07.2016

Цель проекта

Интересные рубрики